Менингит и менингизм

МенингитРазбирая осложнения крупозной пневмонии, мы указывали, что терапевту нередко приходится иметь дело с заболеванием и раздражением мозговых оболочек, причем поражения последних зачастую могут развиться крайне остро. Заболевание мозговых оболочек чаще всего вызывается туберкулезной инфекцией и менингококком, давая в последнем случае эпидемический цереброспинальный менингит. Кроме того, известны вторичные гнойные менингиты при проникновении инфекции из гнойных очагов, например при гнойном отите, нагноении придаточных полостей носа и т. п., а также острый серозный менингит вирусной этиологии и как осложнение различных острых инфекций, особенно брюшного тифа, пневмонии, эпидемического паротита и гриппа.

Помимо этого, различные общие инфекции, особенно брюшной тиф и крупозная пневмония, могут давать симптомы раздражения мозговых оболочек, во многом сходные с настоящим менингитом.

Симптомы менингитаНаиболее ранними симптомами менингита являются резкие головные боли, усиливающиеся при постукивании по черепу и скуловым костям, раздражительность, общее недомогание, рвота и более или менее глубокое расстройство сознания. Одновременно с этими общими явлениями возникают типичные оболочечные симптомы: симптом Кернига, Брудзинского, ригидность затылочных мышц, а при базилярном менингите — признаки пареза черепномозговых нервов в виде птоза, косоглазия, асимметрии лица и т. п. Симптом Кернига заключается в следующем: больному, лежащему на спине, сгибают ногу в тазобедренном и коленном суставах под прямым углом, а затем пытаются разогнуть ее в коленном суставе; это не удается вследствие рефлекторного сокращения сгибателей голени и возникающей боли от раздражения корешков. Вторым существенным симптомом менингита является симптом Брудзинского. Различают верхний и нижний симптомы Брудзинского: первый заключается в сгибании ног и подтягивании их к животу при резком пассивном сгибании головы, а второй — в сгибании ноги в коленном и тазобедренном суставах при пассивном сгибании другой ноги. Почти постоянным симптомом менингита является также симптом Бабинского, зависящий от сопутствующего энцефалита. Кроме того, для менингита типичны чайн-стоксовское или биотовское дыхание, выраженная брадикардия как следствие повышения внутричерепного давления, ладьеобразный втянутый живот и характерное положение больного в постели с согнутыми в тазобедренных и коленных суставах ногами, причем можно отметить, что если больному вытянуть ноги, то он, предоставленный самому себе, немедленно вновь принимает исходное положение. Из симптомов эпидемического менингита следует назвать бурное начало, более высокую температуру, herpes labialis et nosalis, появляющийся на 5—6-й день болезни, а иногда экзантему, благодаря которым его можно отличить от туберкулезного менингита.

В диагностическом и прогностическом отношении бывает чрезвычайно важно отграничить менингизм, т. е. раздражение мозговых оболочек, от истинного менингита, а также дифференцировать эпидемический менингит от туберкулезного. Для этой цели необходимо произвести люмбальную пункцию с последующим исследованием спинномозговой жидкости. Для гнойного менингита характерна мутная жидкость, содержащая нейтрофилы и специфические возбудители, для туберкулезного — прозрачная жидкость с повышенным содержанием белка (в норме 0,2—0,3%), дающая при стоянии паутинообразный сгусток и в осадке лимфоциты: при менингизме спинномозговая жидкость бывает в пределах нормы, но внутричерепное давление всегда повышено. Дифференцировать менингит и менингизм зачастую, основываясь только на клинических симптомах, представляется затруднительным. Дифференциальная диагностика между менингитом и менингизмом иногда может быть произведена только па основании течения заболевания и анализов ликвора.

Кроме того, следует иметь в виду возможность субарахноидального кровоизлияния, при котором наблюдаются типичные оболочечные симптомы, мало отличающиеся от таковых при менингите. Субарахноидальные кровоизлияния наблюдаются при сосудистых заболеваниях и особенно при гипертонической болезни. Поэтому при появлении менингеальных симптомов у гипертоников, особенно если они возникли остро, необходимо прежде всего подумать о возможности субарахноидального кровоизлияния. В сомнительных случаях вопрос разрешается люмбальной пункцией, показания к которой должны устанавливаться невропатологом. Своевременно обнаружить субарахноидальное кровоизлияние важно ввиду того, что подобного рода больные нуждаются в максимальном покое и транспортировка их сопряжена с известным риском.

В качестве иллюстрации приводим следующие наблюдения.

Больная К., 17 лет, находясь в пригороде, во время танцев почувствовала внезапную сильную головную боль в голове, упала и потеряла сознание на 10 ми-нут, после чего были сильные головные боли, рвота и повышение температуры до 37,2°. Рвота держалась в течение 2 дней, по поводу чего больная была направлена в больницу (за 5 км), где пролежала 5 дней. По приезде в Ленинград больная обратилась в поликлинику, где ей в выдаче больничного листка отказали. Вечером того же дня у больной усилились головные боли, вновь появилась повторная рвота и потеря сознания. В нервной клинике был установлен диагноз субарахноидального кровоизлияния и, несмотря на все принятые меры, больная погибла. На секции было обнаружено спонтанное субарахноидальное кровоизлияние со скоплением кровяных сгустков под оболочками правой теменной доли в сильвиевой борозде, в области зрительного перекрестка и обонятельных трактов, с небольшим размягчением коры мозга в области нижней поверхности правой лобной доли и левосторонняя очаговая пневмония.

Приведенное наблюдение чрезвычайно поучительно, так как оно показывает, что врач поликлиники нередко оценивает заболевание только по состоянию внутренних органов или, что еще хуже, по наличию или отсутствию повышения температуры, забывая о возможности тяжелых поражений нервной системы или других систем без температурной реакции и не учитывая достаточно анамнестические данные.

Другая больная Г., 44 лет, у которой также внезапно развились явления тяжелого субарахноидального кровоизлияния, была срочно госпитализирована, и после длительного лечения трудоспособность ее была полностью восстановлена, и она работает до настоящего времени (свыше 6 лет).

Эти два примера показывают исключительное значение правильности тактики врача при субарахноидальном кровоизлиянии.

Лечение менингита всегда должно проводиться в стационаре ввиду необходимости применения люмбальных пункций, внутривенных вливаний и т. п., поэтому малейшее подозрение па менингит должно всегда являться поводом к госпитализации больного. Лечение менингита должно быть направлено на устранение инфекции, вызвавшей заболевание, а также на ликвидацию болезненных симптомов.

В настоящее время при лечении цереброспинального менингита с успехом применяются сульфаниламидные препараты, особенно сульфазол, норсульфазол и сульфатиазол по 1,0 6 раз в день, а также пенициллин по 50 000—80 000 ед. через 3 часа, т. е. по 400 000—500 000 ед. в день, причем лечение необходимо начать возможно раньше, даже только при подозрении на менингит. Кроме того, при лечении цереброспинального менингита можно назначать 40% раствор уротропина по 5,0—10,0 в вену и противоменингококковую сыворотку по 15—30 мл внутримышечно или прямо в спинномозговой канал после предварительного извлечения такого же количества ликвора; но применение сульфаниламидов и пенициллина столь эффективно, что лечение уротропином и менингококковой сывороткой в настоящее время почти оставлено.

Для лечения туберкулезного менингита применяется стрептомицин, от которого нередко наблюдаются поразительные результаты.

Симптоматическое лечение менингита заключается прежде всего в люмбальной пункции, направленной на уменьшение внутричерепного давления. Люмбальная пункция обычно дает прекрасный, правда кратковременный, эффект, уменьшаются головные боли, больной выводится из коматозного состояния, его общее состояние значительно улучшается.

Кроме того, рекомендуется назначать холод на голову, а также люминал, бромурал и другие успокаивающие средства. При появлении слабости сердца показаны сердечные средства и особенно инъекции камфоры по 1,0—2,0 несколько раз в день.

Роль врача-терапевта у постели больного менингитом в сущности должна ограничиваться своевременным обнаружением симптомов заболевания и своевременной консультацией с невропатологом, так как возможность транспортировки больного и особенно терапия должны устанавливаться невропатологом.



Добавить комментарий